КОЛОМНА УЛ. ОКТЯБРЬСКОЙ РЕВОЛЮЦИИ Д. 205. +7 (985) 180-09-61 ARTKOMMUNALKA@GMAIL.COM

Дорогие гости! Посещение музея возможно по предварительной записи.

ЭКСКУРСИИ

Мария Иванова: Время обратить внимание на русскую культуру

В сентябре 2022 г. резидентом Арткоммуналки была Мария Иванова, художница из Санкт-Петербурга с проектом «Ткани Коломны».
По традиции, задаём Маше вопросы о творчестве, о проекте, об искусстве…

– Маша, давайте начнём с рождения идеи проекта.
– Я очень долго занималась тканями, вообще в принципе их любила с давних пор, даже в какой-то момент копировала рисунки тканей, чтобы изучать цвет, живописность. В прошлом году я ездила в Архангельскую область, там, в деревне Чакола в Пинежье, была арт-резиденция, где ты живёшь прямо в музее, среди прялок, сарафанов, рубах. Я всё это примеряла, трогала и уже тогда окончательно поняла, что влюблена в тему текстиля, тему русских тканей. И потом это увлечение уже пошло по нарастанию. Я начала читать книгу про ивановские ситцы и поняла, что ткани средней полосы России включают в себя всё, что я люблю: и влияние Востока и Запада, и связи с Европой, Кавказом, Средней Азией. Это очень долгая и интересная история… А когда я подавала в Арткоммуналку заявку, мне пришла в голову идея, что я могла бы сделать серию подарочных платков с видами Коломны.

 

Русские цвета

– Я смотрела на ваши платки – настоящие северные узоры, архангельская, мезенская роспись...
– Я бы не сказала, что только северные узоры. Наверное, так может казаться из-за красного цвета.
– Сочетание черного и красного, я думаю.
– В своих коломенских платках я использую темно-коричневый, а не черный. А сочетание черного и красного не только Архангельской области присуще – это такие русские цвета вообще, поскольку красный цвет очень важен в русской культуре, красный – красивый, мы все это знаем. И если смотреть наряды из других регионов, из Нижнего Новгорода, например, или Рязани, – мы увидим девушек, тоже одетых во всё красное, с вкраплениями другого цвета. Такое сочетание цветов почему сейчас считается характерным для Севера? Потому что эти цвета – чёрный, красный – самые простые натуральные красители, самые древние сочетания, земляные, натуральные оттенки. И чем древнее культура, тем скорее вы встретите в ней такие цвета. Многоцветье появляется позже намного, когда появляются химические красители. В Архангельской области сохранилась исконно русская культура, причём до начала XX века. Да и до сих пор если там залезать во всякие амбары местных бабушек, можно найти все эти расписные сундуки, одежду и много-много ещё чего. Там до сих пор всё это живёт. Может быть, потому что многие деревни спрятаны в лесах и тем самым сохранились от более поздних культурных влияний.
– Любовь давнишняя, как вы говорите, к тканям откуда у вас?
– Честно говоря, сама толком не знаю. У меня была расположенность к живописи. И в художественной школе, и раньше я любила с цветом работать. И все говорили, что мне надо поступать на текстиль. Я училась в академии им. Штиглица в Петербурге, но в итоге поступила не на текстиль, а на книжную графику. Хотя я ходила в гости к девочкам, которые учатся на текстиле, смотрела, как они ткут гобелены и всегда немножко не то чтобы завидовала, но мне хотелось тоже что-то такое делать. Но я технически не знала, как это делается, и только со временем решилась больше заниматься этой темой, с разных сторон к ней подступала.
– То есть это не наследственные мамины и бабушкины секреты…
– Мы с бабушкой когда-то вязали крючком, но это было очень давно))

 

Платки как картины

– Какие коломенские мотивы вы выбрали для своих платков?
– Коломенские храмы, усадьбы (я выбрала купеческие, которые находятся около Пятницких ворот, – два домика старых мне очень понравились), плодовые деревья – яблони и сливы, поскольку я их очень много встречала в коломенских садах. Один платок у меня более орнаментальный – со звёздами, которые являются символами Коломны. И ещё четыре маленьких – это сюжетные композиции как подарок любимому человеку, на них изображены сценки, похожие на те, что обычно на всяких прялках рисовали (костромских, например, да и других регионов тоже).
– Вот пройдёт выставки – и что будет с вашими платками дальше?
– Мне хотелось бы с коломенской Шёлковой фабрикой продолжить работать и, может быть, напечатать мои рисунки на шёлке. Но в целом коломенский проект – очень важный для меня этап: я сделала важный шаг, чтобы в дальнейшем уже придумывать орнаменты для ткани. Мне кажется, на следующем этапе я буду уже более практичную вещь делать, потому что коломенские платки – это всё-таки больше своеобразные картины, а мне хотелось бы ещё попробовать создавать ткани для одежды.
– Эти платки останутся у вас?
– И у вас, и у меня, и в выставках будут участвовать, и, надеюсь, пойдут в производство – как эскизы для фабричных тканей.
– У вас уже был такой опыт?
– По моим эскизам печатали только открытки, но это не то. Мне было бы интересно это развить.

 

Коломенские корни

– Проект в процессе работы видоизменялся?
– Когда я ехала в Коломну, я много изучала: историю тканей и подарочных платков, продукции разных мануфактур… И в Коломне я к тем знаниям, которые у меня уже были, добавляла то, что видела вокруг себя. Конечно, немножко изменился проект, появилась куча новых идей, которые я не успела реализовать. Но я решила для себя, что это будет проект с продолжением, я растяну его на большее количество времени, потому что время в коломенской резиденции было ограничено.
– А сам город как-то повлиял на ваш проект?
– Конечно. Я же смотрела на Коломну, на её историю, и все рисунки, которые я использовала в тканях, – это то, что я увидела здесь. К примеру, платок со звёздами: это те самые звёзды, которые везде в Коломне включены в архитектуру. Храмы на платках местные, всё местное. Для сценок на маленьких платках я вдохновлялась в Музее бабьей доли, где очень много прялок, где мне много рассказывали про историю женского ткачества в крестьянских семьях. Так что это всё выросло отсюда и здесь имеет свои корни.

 

Художник – существо тонкое

– Ваша работа зависит от вашего настроения?
– Наверное, чуть-чуть зависит, но в целом я понимаю, что я работаю и я должна просто сесть и работать, а вдохновение и настроение появятся в процессе.
– А на выходе это видно? Хмурое настроение – хмурый платок получается? Или вы это в себе побеждаете?
– Мне кажется, художник – это такое тонкое существо, он пропускает через себя всё, что видит вокруг, и поэтому то, что он делает, очень сильно зависит от его внутреннего мира, от этого никуда не уйдёшь. Просто есть такой момент: ты можешь погрязнуть в своих негативных эмоциях, а можешь захотеть отобразить в работе какой-то выход из этого негатива. Мне кажется, это тоже в силах художника – задать настрой для работы. Я думаю, что так или иначе я всё равно неосознанно пропускаю через себя то, что вокруг происходит, и это отражается на работе, конечно.
– У нас сейчас такая непростая ситуация в стране, в мире – это на вас как-то влияет?
– Да, конечно. Мне было очень тяжело первое время. Особенно когда начали говорить об отмене русской культуры, тем более что за какое-то время до этого я решила, что буду заниматься именно русской культурой и всем, что с ней связано – что её вдохновляет, питает, что питает она. Мне было очень обидно, что эта область очень сильно нуждается в том, чтобы её развивать, о ней рассказывать, потому что мы, живя в России, сами не понимаем, какие у нас тут кладези. В общем, я была очень расстроена. А потом решила, что я буду просто дальше продолжать своё дело, что культура никуда не девается, что бы ни происходило вокруг, и что, если я решила этим заниматься, я буду верна своему решению.
– Вы сильный человек? Вы сможете?
– Я буду стараться! Я надеюсь, что я сильный человек.

 

Ложный образ русской культуры

– Как у художника у вас есть ориентиры в вашем творчестве? Что вас вдохновляет?
– Очень много всего вдохновляет! Я интересуюсь историей искусств и достаточно хорошо её знаю, от древних наскальных рисунков до античности и Ренессанса, до наших прекрасных художников XIX века. И XX век мне хорошо понятен, и современным искусством интересуюсь. Но на данном этапе я решила больше уделять внимания национальным культурам, древним культурам, которые подпитывали всё мировое изобразительное искусство. И кроме русского искусства я интересуюсь национальным искусством наших республик, например, Кавказа – ведь это такие древние народы! Там столько всего намешано! Средняя Азия – тоже потрясающее место, колыбель декоративно-прикладного искусства. К примеру, наши калмыки, буряты – осколки монгольского ига, поэтому через них можно изучать монгольские влияния, и дальше – выйти на культуру Китая и Индии… Меня очень увлекает национальная, этническая тема. Насколько по-разному смотрят люди на мир в различных культурах, насколько разнообразны сами люди, их подходы к жизни… И мне хочется всё это в своём творчестве отображать.
– Как вам кажется, ваша тема, обращение к традиционному искусству, насколько популярна?
– Я так понимаю, что в данный момент недостаточно популярна, поскольку у нас сложился ложный образ русской культуры: ощущение, что это что-то такое приторное, где-то пошловатое. Мы думаем, что кокошник – это что-то такое картонное, его надевают на какие-то массовые гулянья. А на самом деле это безумно красиво! И представление о хохломе, гжели тоже примерно такое же: как всё это надоело! Но когда начинаешь это изучать пристальнее, понимаешь, как выглядела та же гжель прежде, рассматриваешь расшитые жемчугом кокошники Севера или Костромы, Нижнего Новгорода – это настолько изысканно-красиво, это такой труд! – что понимаешь, что всё совсем не так, как мы это представляем себе в массе своей. И мне хотелось бы показать истинную красоту, глубокую, которая в этом всём есть, рассказать, как это на самом деле красиво, интересно, восхитительно. Сейчас много авторов обращается к этой теме. И в этой среде есть мнение, что сейчас, когда границы закрываются, самое время обратить внимание на то, что происходит у нас, начать это изучать и развивать.
– Посмотреть на себя попристальней.
– Да. Может быть, сейчас как раз время отдать этому свои силы.

 

Искусство – молитва, художник – священник

– Что для вас искусство?
– На этот вопрос сложно ответить… Мне кажется, здесь очень много может быть аспектов, начиная от желания человека украшать всё вокруг себя и преображать мир, быть творцом… Иногда это стремление к Богу, когда искусство – это молитва, созидание чего-то прекрасного. Искусство – это и разговор с другими людьми, и желание выразить себя, желание что-то сказать. Возможность рефлексировать, отобразить свои чувства на холсте, на бумаге, в каком-то другом формате. Может быть много граней, и каждый выбирает свой путь, то, что ему ближе.
– Знаете, вы, наверное, первая из наших резидентов упомянули в этом вопросе божественную тему…
– Если говорить о моем понимании искусства в русле христианства, то человек-творец уподобляется Богу, сотворившему мир, и человек таким образом приближается к Богу.
– Это накладывает на художника какие-то обязательства?
– Есть различные точки зрения на этот вопрос. Когда я училась, мне один из мастеров в институте говорил, что художник – это священник. И для меня, как для человека верующего, человека, который стремится создавать вокруг себя добро, важно, чтобы моё искусство несло свет, даже если оно говорит про трагичные темы. Но я знаю художников, для которых искусство вне морали, у которых нет нравственных вещей. Все очень разные. Для меня момент создания светлого, разумного, доброго, вечного очень важен.
– Как вы относитесь к современному хайповому искусству?
– По-разному, оно же разное бывает: есть современные хорошие авторы, тонкие, а бывает действительно хайп, желание на современных повестках сорвать что-то для себя. И эти последние – это то, что будет жить только один день. Но есть авторы, которые языком современного искусства говорят о каких-то глубоких вещах, которые будут жить долго.

 

Рассказ о красоте мира

– Должно ли искусство быть социальным?
– Наверное, оно всегда социально. Художник всегда медиатор, который чувствует, что происходит вокруг, причём очень тонко чувствует, и всегда в его творчестве отражаются веяния времени, то, что происходит в мире. Другой вопрос, куда художник это направляет, желая отобразить окружающие события. Фиксирует ли реальность, желает ли пройтись по нашумевшей теме, чтобы хайпануть, желает ли выразить свою боль, тревогу или радость, желает ли донести мысль или даже научить чему-то.
– А должен учить?
– Не уверена, что надо прямо вот учить, всё-таки, скорее, надо давать поле для размышления. Насколько я знаю историю искусств, художники всегда реагировали на то, что происходит вокруг. Самые известные примеры: «Герника» Пикассо (посвящена бомбардировке города Герника во время Гражданской войны в Испании – ред.) или «Плот «Медузы»» Жерико, (после крушения фрегата «Медуза» на плоту после двух недель голода, убийств и каннибализма из полутора сотен человек в живых осталось 15 – ред.)… Но я бы не рискнула брать на себя такую функцию – к чему-то призывать, что-то воспитывать… Мне кажется, она слишком большая и может увести куда-то не туда. Я думаю, художник может задавать какой-то посыл, но чтобы пытаться менять людей с помощью этого… мне кажется, это такая ответственность, такая опасная вещь, когда можно превратить искусство в политические лозунги, и это будет уже совсем другое…
– Когда вы говорите что художник должен говорить о разумном-добром-вечном и вести к прекрасному, разве это не есть уже воспитание?
– С одной стороны, да. Это рассказ о красоте мира. Но мне не хочется делать это лозунгом – это получается какой-то «соцреализм». А хочется, чтобы это был не лозунг, а ощущение гармонии мира. Это то, что я хочу воспитать в себе и вокруг себя. А окружающие могут при желании присоединиться. Иногда, правда, художник может и разбить эту гармонию, когда это нужно…
– В наше непростое время какую позицию должен занять художник и должен ли вообще занимать какую-то позицию?
– Я бы заняла позицию созидания. И не пыталась бы своим искусством вносить ещё больше вражды и разрушения в то, что происходит вокруг.

Фото: Александр Уваров

Календарь

пн
вт
ср
чт
пт
сб
вс
1
2
3
4
5
6
7
8
9
10
11
12
13
14
15
16
17
18
19
20
21
22
23
24
25
26
27
28
29
30
 
ноября 2022
 

Проекты:

Проект: КОЛОМЕНСКИЙ ТРАВЕЛОГ

 





МЫ В СОЦ. СЕТЯХ

КОНТАКТЫ
Коломна, ул. Октябрьской революции, д. 205
+7(985)180-09-61,

8 800 350 79 08 (с 10:00 до 20:00)
artkommunalka@gmail.com

АНО «Коломенский посад» kolomnaposad.ru


© 2022 Музей-резиденция "Арткоммуналка"